icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Белгородское время
13:29
Среда, 28 Июля
Рекламный баннер 990x90px top

Нужно ли уважать наше право выбора? По следам одного обращения

2017-07-08

Милосердие, сострадание, доброта… Как хорошо, что эти проявления человеческой души заставляют людей помогать нуждающимся в утешении и поддержке, добиваться восстановления справедливости, делать чью-то жизнь лучше. Именно это отличает людей от других живых существ.

В редакцию через соцсети пришло сообщение о человеке-инвалиде, пострадавшем от  пожара и находящемся в сложных жизненных обстоятельствах: живёт в полуразваленной летней кухне, где нет никаких удобств, пищу варит на костре, сам грязен, так как не имеет возможности помыться и постирать. «Куда бы он ни обращался, все только обещают ему помочь, но никто не помогает, …он живёт в нечеловеческих условиях», - констатирует автор обращения. Там было высказано пожелание неравнодушным людям проявить милосердие и помочь отремонтировать жилище, так как на свою пенсию в 8 тысяч рублей он это сделать не в состоянии. В информации был указан населённый пункт, фамилия, имя и отчество страдальца. Разумеется, мы не могли не отреагировать на подобный крик о помощи и отправились в путь.

И тут история получила неожиданное направление. По указанному адресу в п. Томаровке стоял очень приличный ухоженный дом, хозяева, пожилая пара, слыхом не слыхивали об этом человеке. По законам детективного жанра мы принялись за розыск Зюзикина Василия Петровича. Где знают каждого проживающего в территории? Конечно, на почте. Указанный адрес и человека, проживающего там, вспомнил почтальон, обслуживающий с. Красный Отрожок Стрелецкого с/поселения, и мы помчались туда.

За забором, утопающем в зелени некошеной травы, нас встретил пожилой мужчина. Придирчиво рассмотрев документы, он согласился рассказать о себе. Как оказалось, зовут его Василием Григорьевичем, а фамилия его Зюзюкин. Дом его сгорел ещё в 2004 году, и с тех пор его обиталищем стала летняя кухня. Сейчас это разваливающееся сооружение со многими щелями, полуразрушенной печью, ободранными стенами, с предметами мебели, которые давным-давно отслужили свой срок. Как-то не поверилось, что здесь можно жить в зимнюю пору. Слепые оконца, мрак, грязь… Во дворе кострище, закопчённые вёдра и кастрюли. Да, унылая картинка…

Были в его жизни и светлые времена: окончил строительный техникум, работал на никелевом заводе в Норильске, участвовал в ликвидации последствий землетрясения в Ленинакане, работал в Сочи. Была и семья, но не сложились отношения с женой, а дочери, как с гордостью заявил Василий Григорьевич, он выплатил все алименты, только она никак не участвует теперь в его жизни. Судьба отца, видимо, ей безразлична.

Когда-то у мужчины была третья группа инвалидности (на одной ноге не хватает пальцев). Теперь её сняли, признав его здоровым.

Быт Василия Григорьевича предельно прост: вода из колодца, которую надо вскипятить прежде, чем употреблять, есть лампочка и маленький транзисторный приёмник (он любит слушать новости), печка топится дровами – он отрубает от растущего во дворе огромного дерева ветки, летом разводит костёр и на нём готовит еду.

Администрация поселения, по словам мужчины, помогала дровами, выдавала и деньги. Отвечая на вопрос, какой бы помощи он хотел от власти, В.Г. Зюзюкин назвал три, по его мнению, важные позиции: нужна помощь в оформлении группы инвалидности, в ремонте печки и спиле того самого дерева.

Но, как оказалось, В.Г. Зюзюкин не был до конца откровенен. Глава администрации Стрелецкого с/поселения А.В. Скобликова сообщила, что были предприняты попытки кардинально изменить судьбу «погорельца», которому долгое время были не чужды вредные привычки. Беседовала глава администрации поселения с врачами томаровской больницы, которые подтвердили: при его состоянии здоровья группа не может быть назначена.  Пытались устроить его тогда ещё в геронтологический центр,  теперь дом-интернат для престарелых и инвалидов, где тепло, светло, сытно, чисто, белые простыни и достойный медицинский уход. Это было бы самое благоприятное решение вопроса и сейчас. Но мужчина категорически отказался. Там не будет места для некоторых привычек. Это ребёнка, да и то не всякого, можно взять за руку и отвести в светлую жизнь. Василий Григорьевич предпочёл на зиму уходить к приютившему его соседу, а летом бедовать на своём участке.

А теперь о тех, кто считает своим долгом помогать другим. Проявляя сердобольность и пытаясь добиться справедливости, не худо было бы сначала тщательным образом изучить вопрос во всех причастных к нему инстанциях, взвесить все «за» и «против», а уж потом придавать гласности, оперируя достоверной информацией.

1805

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ