icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Белгородское время
18:25
Sunday, 24 Октября
Рекламный баннер 990x90px top

Человек со "звонкой" фамилией. Фёдор Хрусталёв

2017-06-23

Вся его жизнь подчинена формуле: «Не благодаря – а вопреки». И тогда, когда пришлось выбирать свой путь в жизни, да и, пожалуй, во всех других ключевых моментах его судьбы.

Сказать, что Фёдор Фёдорович Хрусталёв – человек известный не только в нашем районе, но и в регионе и далеко за его пределами – значит, ничего не сказать. Особый след в летописи Белгородчины он оставил, будучи одиннадцать лет главным редактором «Белгородских известий». Это сегодня он обычный российский пенсионер, житель села Терновка. Вместе с супругой Верой Михайловной они проживают на своей вполне скромной, по сегодняшним меркам, усадьбе на улице с романтическим названием 8 Марта. На качели, под сенью большого дерева мы и расположились, говоря за жизнь, вспоминая былое…

 Корни пустил в Терновке

Родился наш герой на Белгородчине, в Шебекинском районе, откуда, собственно, и потянулись ниточки его тернистого (о, судьба, и корни пустил на склоне лет тоже в Терновке!) биографического пути. Он вернётся на малую родину в 1994-м, когда страну будут сотрясать лихие 90-е. Приедет в отпуск к пожилым родителям и, огорчившись их бытовой неустроенностью в глубинке, возьмёт на себя ответственность за всех семерых детей Хрусталёвых, поскольку в то время располагал лучшими возможностями. «Отцу – девяносто, матери – девятый десяток, ну кто, как не я, обязан досмотреть их, сделать их последние годы максимально тёплыми и устроенными», – скажет он себе.

Вернулся на Сахалин, который к тому времени уже был неотъемлемой частью его жизни, и где он редактировал известный тогда на всю страну «Советский Сахалин», спешно продал квартиру, уволился с работы и… здравствуй, родина моя!

- Родителей нужно было срочно выдёргивать из этой неустроенности, - вспоминает мой собеседник, - и я стал спешно искать такое место, комфортное для жизни. Но всё как-то не нравилось. Вдруг совершенно случайно наткнулся на достраивавшийся дом в Терновке. Искать дальше времени не было, и уже 8 ноября мы въехали в новое гнёздышко. Старики долго упирались, не хотели переезжать. Но, я уверен, окружив их заботой, мы смогли продлить им жизнь…

Ну а Сахалин до сих пор живёт в его сердце. Попал туда впервые после второго курса факультета журналистики МГУ в составе студенческого строительного отряда. Студентам предстояло поработать на возведении спортивно-тренировочных комплексов для наших спортсменов перед олимпиадой в японском Саппоро. Написал об этом репортаж и отнёс в местную газету. Завотделом информации и заместитель редактора – фронтовик, почитав, обратили на парня внимание. Что их уговоры и картины маслом о розовых перспективах? Он сам страстно желал начать карьеру, жаждал писать, публиковаться – и в этом проявилась типичная журналистская натура. К тому времени Фёдор уже был женат, у него родился первый сын, и решиться вот так сняться с места и лететь за восемь часовых поясов – не каждый поймёт.

- А всё потому, что ничего особо не держало, - как бы поняв мой немой вопрос, - комментирует Фёдор Фёдорович. - Постоянной крыши над головой не было, а тут за пару месяцев квартиру пообещали, а до этого времени – оплачивать номер в гостинице. Да и что-то ёкнуло во мне на Сахалине…

Из глубинки –  в московский университет!

Вы наверняка спросите, как провинциальный мальчишка оказался на легендарном журфаке престижного московского университета? И я в лоб спросил об этом моего собеседника. И услышал сразивший почти наповал ответ: да как-то спонтанно. Баловался стихами, писал рассказики, думал даже одно время в Литературный институт в Москве поступать. Но жена («она у меня женщина мудрая») только улыбнулась: а вдруг от тебя твоя Муза упорхнёт, что делать будешь? Ещё подумывал об истфаке, мечтал археологом стать. Но тогда считанные вузы готовили археологов, и ему с дипломом историка светила лишь одна дорога – в школу! Чёрта с два, сказал он себе, и понёс документы на журфак.

Это сейчас как-то упростили процедуру поступления на журналистику, а тогда, чтобы тебя допустили до экзаменов, требовалось пройти творческий конкурс: представить публикации, выдержать собеседование и написать по «вытянутой» теме письменную работу. И это для иных пострашнее истории или иностранного языка было. Но Фёдор со всеми испытаниями справился достойно, и с первого захода оказался на вожделенном факультете.

- После первого курса послали нас со стройотрядом в Подмосковье. Не представляете, как рысью приходилось бегать, бетон растаскивать, чтобы заработать и привезти в семью 900 рублей. Какие это большие были деньги!

Журфак, к слову, случился не в 17 лет, как у многих его сокурсников, а в 28. И к этому замечательному возрасту наш герой успел много чего повидать в жизни. Закончил имеющуюся семилетку в своей деревне, и в 15 лет уже возил воду в местном колхозе. Раньше быстро взрослели. В девятнадцать было решено покончить с колхозом, и Фёдор по зову старшего брата отправляется в Тульскую область, город Узловая, поменяв сельский труд на заводской.

«Вера, ты одна осталась у меня…»

А потом была армия, целых пять лет, срочная и сверхсрочная. Ракетные войска, город Советск Калининградской области, где в одном из увольнений он познакомился с ней – своей будущей супругой Верой (невольно вспомнилась одноимённая песня Валерия Меладзе). Через год молодые поженились, а ещё через год у них появился первенец Димка. Понятно, что молодая семья нуждалась, как все в то время. Что делать? Практически весь город работал на целлюлозно-бумажном комбинате, туда и Фёдора взяли помощником кочегара. Но 70 рублей на троих – можно ли на них прожить, даже с учётом подработок и подмен?

Устроился на лесобиржу грузчиком, там пытался подзаработать. А тут вновь сбил с панталыку старший брат. Написал Фёдору: приезжай, тут такие перемены разворачиваются, завод расширяется, дома начинают строить для рабочих. И он, посоветовавшись с Верой, возвращается в Узловую.

Как оказалось, поменял наш собеседник в итоге шило на мыло: платили копейки, работа, которую лёгкой не назовёшь, и опять практически отсутствие крыши над головой – комнатка в огромной коммунальной квартире, где жили 6 заводских семей. Но одно преимущество у него уже было – одиннадцатилетка, которая открывала значительно бОльшие возможности. Вот тут и возникла идея с Московским университетом.

- Узловая - пожалуй, самый чёрный период моей биографии, - признаётся наш собеседник, которому, безусловно, пройдя столь тернистый путь, есть с чем сравнивать. Но, как говорят в известной поговорке, «покой нам только снится»?

Казалось бы, учись, наслаждайся столичной жизнью после всего пережитого. Нет! Опять сработало это «вопреки». Случилась та самая переломная поездка на Сахалин в составе ССО. Представляете, как восприняли на факультете журналистики его решение перевестись на заочное отделение и начать работу в газете?! До самого легендарного декана журфака Ясена Засурского дело дошло, и какие только общественные должности ему не предлагали. Тщетно, он уже заразился романтикой Дальнего Востока…

Как и обещали, через два месяца Хрусталёвы получили двухкомнатную квартиру. Свою, отдельную, о чём так сладко мечтали все эти годы. Ещё желаннее была работа. Его направили в самый мощный отдел «Советского Сахалина», состоящий из пяти сотрудников – информации. И закрутилась жизнь на новом месте. На острове, кстати, родился их второй сын – Денис.

Потом в жизни Фёдора Фёдоровича была академия (она тогда была непременной ступенью перед серьёзным назначением), и в самые, на мой взгляд, благоприятные для прессы времена – вторая половина 80-х - в течение семи лет он редактировал «Советский Сахалин».

Жизнь позвала на малую родину

А потом жизнь вновь позвала на малую родину. И белгородский период Фёдор Фёдорович сегодня откровенно считает своей «лебединой песней». Работая в аппарате областной Думы (недаром говорят, бывших журналистов не бывает), Хрусталёв принял предложение возглавить новую областную газету, которая и переросла потом в популярные «Белгородские известия». Ею он руководил до самого ухода на пенсию в 2008 году.

Несмотря на свои 76, он по-прежнему бодр, трезво мыслит и ещё послужил бы профессии, жаль, правда, что его опыт и знания не пригодились в новом формате редакции родной газеты, которую он, по сути, создал с нуля. Зато приглашают бывшие коллеги на Сахалин, и не так давно Фёдор Фёдорович чуть не полетел туда, чтобы посетить дорогие сердцу места.

В большом доме Хрусталёвых в Терновке, где когда-то было шумно и многолюдно, остались только они с Верой Михайловной, которая всю жизнь проработала в здравоохранении, а сегодня занимается домом. Старший сын, окончив Бауманку, живёт в подмосковном Королёве и трудится на авиакосмическую отрасль. К сожалению, не смог создать свою семью. Зато у младшего сына – семья, две дочери, девочки частенько радуют бабушку с дедушкой своими визитами.

Говорят, во многом человек оправдывает свою фамилию. Наверное, это так и есть. По крайней мере, Фёдор Фёдорович Хрусталёв в очередной раз (а знаю я его ровно двадцать лет) показался мне настоящим, чистым, звонким, как горный хрусталь…

2496

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ