icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Белгородское время
05:06
Вторник, 13 Апреля
Рекламный баннер 990x90px top

"Чтоб ты сдохла, мама!"

2016-08-20

Мать и дитя…Почему их связь, такая неразрывная и всеобъемлющая, пока дитя растёт, познаёт себя как личность, становится на крыло, вдруг истончается и рвётся? Почему любимый  и бесценный ребёнок становится палачом самоотверженной матери? Ответы на все вопросы, как правило, даёт сама жизнь, чей затейливый узор соткан из бесчисленного множества человеческих судеб.

Майя и Андрей поженились, будучи студентами. Она оканчивала библиотечный институт, он - политехнический. По распределению приехали в небольшой посёлок с единственным градообразующим предприятием, на котором стал работать рядовым инженером молодой супруг. Нашлось место в местной библиотеке и Майе. Супругам сразу выделили «двушку» с печкой и без ванны, но они, окрылённые любовью и такой редкой удачей, не замечали отсутствия некоторых удобств, обустроили уютное гнёздышко, обросли друзьями, мечтали о ребёнке.

Первая беременность Майи завершилась трагически. Маленькая, хрупкая телосложением, она не смогла родить, и ребёнок умер прямо в утробе матери. Плод извлекли, но навсегда вселили страх за жизнь будущих детей. От идеи иметь ребёнка Майя не отказалась, и как только случилась вторая беременность, она строго выполняла предписания врачей.

Антошка родился красивым, здоровым, на редкость спокойным. А страх всё равно сжигал изнутри – она боялась потерять свою кровиночку. Отстранилась от мужа и не замечала, что он чаще бывает в компании приятелей, чем дома, что всё чаще от него пахнет спиртным. Она распластала над ребёнком материнские крылья и зорко следила за тем, как малыш спит, ест, играет, постоянно щупала лоб, а когда он заболевал, ею овладевала такая паника, что стучали зубы и дрожали руки. И как радовалось сердцем, когда нежное тельце прижималось к ней, и сын шептал ей ласково: «Я так люблю тебя, мамочка!»

В остальном всё шло согласно законам природы и общества. Мальчик пошёл в детский сад, затем в школу, взрослел, впитывал «разумное, доброе, вечное», мужал и стал всячески противиться чрезмерной опеке. Её страхи отступили, спрятались в глубь подсознания, снова увлекла работа, но сына Майя не упускала из виду: она всегда знала, что с ним происходит, с кем он водит дружбу, как учится. В нужные моменты приходила на помощь, а тот понимал, что опека не исчезла, её хорошо замаскировали.

Вот и школа позади. Отслужив в армии, Антон твёрдо заявил, что учиться не будет, и устроился токарем на тот же завод, где работал отец. Ничего, кажется, не предвещало беды, но уже в обычных житейских ситуациях тонкие трещинки сыновьего эгоизма и материнской любви скользили навстречу друг другу, высекая при столкновении искры. Женитьба Антона и рождение внука вроде бы разогнали тучи, но ненадолго. Молодая семья распалась по банальной причине: каждому супругу хотелось большей личной свободы.

А что отец, спросите вы? Отец отстранился от проблем, занимаясь работой, частенько выпивая с друзьями, и в один трагический момент его не стало. Мать и сын остались один на один с большими финансовыми проблемами.

Они появились, когда сын «заболел» игроманией. Не поддаваясь никакой логике, как в калейдоскопе, замелькали места работы, но подолгу он нигде не задерживался, постоянно влезая в долги, которые… платила его мать. Кредит следовал за кредитом, а сын и не думал останавливаться. При муже, работая, она ещё справлялась с ситуацией, отказывая себе во всём, тщательно экономя. Пенсионерке же и экономить было нечего, на ней уже сэкономило государство.

После смерти мужа Майя попыталась «просветить» сына по поводу их почти безвыходного положения. Одной её маленькой пенсии не хватало на выплату нескольких кредитов, оплату коммунальных услуг. Это даже если не пить, не есть. «Ты должен остановиться и остепениться, найти стабильный заработок», - сказала она сыну. И скандал стал следовать за скандалом, чем больше Майя умоляла сына, тем дальше он заходил в своём жестоком отношении к матери. Нет, физического насилия не было. Но разве не насилие над личностью, когда день за днём, минута за минутой пожилая женщина, уважаемый и известный в местном сообществе человек, унижаемая и оскорбляемая сыном, испытывала непереносимые душевные терзания и стыд.

Она даже внешне изменилась. Выглядела затравленной, боящейся поднять глаза, оглядывающейся по сторонам – не видно ли кредиторов, которые стали преследовать и её. В глазах страх от того, что они могут лишиться жилья. Разве могла она представить, что её когда-то счастливая жизнь превратиться в ад? В измученном сознании, как расстрельная пуля, свистят злобные слова сына: «Чтоб ты сдохла!» Но Майя всё равно ищет оправдание поведению сына, его неудавшейся судьбе, ведь в глубине сердца матери всегда найдётся прощение.

Можно ли винить мать за любовь? Нет. Можно ли возложить на неё вину за неправильное воспитание? Говорят, что каждый знает, как воспитывать детей, за исключением тех, у кого они есть. Тем не менее, Майя с Андреем, будучи людьми интеллигентными, учили сына правильным вещам. Так почему, отдав большую часть жизни любимому ребёнку, Майя стала покорной  и ненавидимой жертвой сыновьей слабости и неблагодарности?

Ещё в 18 веке французский моралист Люк де Клапье маркиз Вовенарг назвал неблагодарность детей к родителям гнусной, но самой обыкновенной. Неужели с тех пор ничего не изменилось?  То тут, то там слышишь: старых беспомощных родителей выгоняют на улицу, избивают, морят голодом и даже убивают. Алчность, нежелание ухаживать, немотивированная ненависть, личные неурядицы, вредные привычки детей тяжёлыми молотками забивают гвозди в ещё живых родителей, которые, давая жизнь сыновьям и дочерям, даже не подозревали, чем это для них обернётся.

373

Оставить сообщение:

НАШИ ПАРТНЕРЫ