Изолированная Россия: кто и зачем живет в деревнях и селах, куда ни пройти ни проехать

МАРИЯ ШЕР

09.04.2019 11:12

Изолированная Россия: кто и зачем живет в деревнях и селах, куда ни пройти ни проехать
На российское бездорожье - то есть места, куда в распутицу не проехать ни одним видом транспорта, приходится по меньшей мере 40% деревень и сел (по оценкам профессора НИУ ВШЭ Юрия Плюснина). Корреспондент «КП» посетила семь таких селений в Костромской области и пришла к выводу: в отличие от других русских деревень эти вымирать не собираются, а живут в них не только одинокие старики, но и очень даже инициативные и предприимчивые люди. Мое знакомство с жителями изолированных сел начинается в 400 км к северо-востоку от Костромы, в окрестностях города Кологрива. Все те 40 км, что отделяют Черменино от райцентра, мы движемся по трассе почти в полном одиночестве. Редкие машины - исключительно груженые лесовозы и исключительно по встречной полосе - едут «оттуда». «Туда» - только мы «Это хорошо, что еще холодно», - утешительно комментирует мой проводник Олег. Как потеплеет, проехать сюда практически невозможно: дорогу то и дело размывает, а что не доделали дожди, довершают лесовозы - тяжелые, по 20 и более тонн тягачи проворачивают остатки ветхого покрытия до состояния фарша. Внедорожник сворачивает на неприметный съезд с указателем - мы въезжаем в Черменино. Олег тормозит у вытянутого одноэтажного барака на две квартиры. Откуда не сбежать Плотник, столяр, мастер резьбы по дереву и знаток деревянного зодчества Александр Большаков родился в подмосковной Истре, большую часть жизни проработал в Москве, преподавал свое ремесло, держал мастерскую в самом центре - в двух минутах от метро «Кропоткинская». Но в 2011-м решил перебраться обратно в деревню. «Так и осел в Черменине», - сквозь густющую седую бороду улыбается он. И о переезде не жалеет - возрождает народное творчество и промыслы. Ложки, обереги, посуду и иную домашнюю утварь, сделанную по раскопанным Большаковым старинным образцам, охотно берут в Москве и других городах. С доставкой проблем тоже нет, заказы покупателям мастер отправляет по почте - она в Черменине еще есть, работает раз в неделю. Большаков своей жизнью в непролазной дыре на несколько десятков человек вполне доволен. Только при упоминании числа жителей деревни Александр Владимирович поправляет меня - не 85 человек, а только 20. Остальные 65 - обитатели двухэтажного строения за сеткой. Три года назад сюда перевезли психоневрологическое отделение Кологривского дома престарелых и инвалидов. - Почему именно сюда? Дык потому что, присмотрись, они без решеток там сидят даже, без охраны. Бежать отсюда некуда. Не жить, а выжить Бездорожье в удаленных районах Костромской области царило испокон веков, с небольшим просветом цивилизации, пришедшемся на советские поствоенные годы. Сегодня же истинным хозяином этих мест, как и тысячу лет назад, остается вовсе не человек, а непроходимый черный черемисский лес, протянувшийся на 1200 километров с севера на юг и на 600 - с востока на запад. В райцентр нет железнодорожных путей, ближайшая станция к нему - Мантурово - в 60 км отсюда. Дороги областного значения, что соединяют местные села с Кологривом, бывают недоступны иной раз целыми неделями, особенно в весеннюю и осеннюю распутицы. До отдаленных селений зачастую не проехать и зимой, если не расчищена дорога. МАРИЯ ШЕР
Комментариев: 0
Просмотров: 72