Трагическое происшествие. Долгая дорога домой

НАДЕЖДА РАСТРОПОВИЧ. ФОТО ИЗ СВОБОДНОГО ДОСТУПА В ИНТЕРНЕТЕ

02.12.2017 15:00

Трагическое происшествие. Долгая дорога домой

«Человек предполагает, а Бог располагает» - в мудрости этой пословицы не приходится сомневаться, так как нет человека, чей жизненный путь шёл бы по строго намеченному плану, без вмешательства провидения. Иногда это вмешательство бывает жестоким и трагическим, меняющим мировоззрение человека.

ВЗРЫВ РАЗДАЛСЯ 2 АВГУСТА

Ранним утром 3 августа 2017 года по всем центральным телеканалам прокатилась трагическая новость: в Абхазии, в Гудаутском районе у грязеводолечебницы взорвались склады с боеприпасами. К удивлению и ужасу многих, в числе пострадавших от взрыва была Светлана Петровна Польская, директор Дома детского творчества нашего района. Она согласилась вместе с нами вновь пережить те ужасные события и рассказать, каким долгим и тернистым оказался её путь домой.

- Провести десять дней в Абхазии мы решили вместе с тётей и моей дочерью Катей. Это благодатный край, с удивительной природой и микроклиматом. Конечно, мы не задумывались о геополитическом или экономическом положении этой, по большому счёту, непризнанной республики. Поэтому то, с чем столкнулись, перевернуло всю мою жизнь и жизнь моих близких, - начала свой рассказ Светлана Петровна.

Представьте себе банальную курортную ситуацию: женщина с ребёнком первый раз приехала принять ванны и грязи. Восьмилетняя Катюша барахталась в грязевой ванне вместе с другими ребятишками, мама принимала ванну. «Грязные» отдыхающие сохли на солнышке и делали сэлфи. Не прошло и 15 минут, как раздались крики о горящем складе и требование срочно покинуть грязеводолечебницу. Недоумевающие туристы решили, что полыхает какой-нибудь продовольственный склад, и, смыв грязь, побежали к остановке. А в воздухе уже явно различался запах гари, и через секунды начали звучать взрывы, канонада больно била по ушам, началась паника, и Светлана Петровна подтолкнула дочь вперёд, сказав: «Беги к людям! К остановке!» Как будто и её кто-то подтолкнул поступить именно так. Только девочка побежала, как мать упала, сражённая огромным осколком снаряда. С выражением ужаса на лице девочка обернулась, увидела раненую, истекающую кровью мать и хотела вернуться. «Спасайся!» - прикрикнула Светлана Петровна, а сама, заткнув огромную по размерам рану на бедре полотенцем, сумела кое-как подняться и добралась до уничтоженной взрывами маршрутки. (Надо сказать, что и после операций рана – зрелище не для слабонервных). За бетонной остановкой советских времён мать и дочь упали на землю, а над головами с диким воем летели и разрывались снаряды.

«Я ПОЧТИ НЕ ЧУВСТВОВАЛА БОЛИ…»

- Видимо, у меня был сильный шок. Я почти не чувствовала боли, только ощутила лёгкую контузию, не придала значение ране, в голове билась только одна мысль: «Спасти дочь!» Но сильная кровопотеря давала о себе знать, я даже не помню, откуда взялся наш ангел-спаситель, мужчина-абхазец с разбитой «пятёркой», которую сумел завести. Кое-как мы разместились в машине. Вид дочери, ставшей такой серьёзной, даже повзрослевшей в одно мгновение, перемазанной с ног до головы моей кровью, её слова: «Дядя не останавливайтесь, отвезите маму в больницу» - никогда не уйдут из моей памяти. Бедная моя девочка, что ей пришлось пережить! Только спустя много времени, когда я начала осознавать произошедшее, в моей душе поселился ужас от мысли, что, если бы я держала её за руку, её могло убить! - рассказывает Светлана Петровна о первых часах трагедии.

Теперь ни её, ни её дочь не надо убеждать в необходимости мира во всём мире. Они узрели войну в самых жутких её проявлениях: крови, ранах, смерти, хаосе, панике. Она вспоминает, как тяжело было пробираться по дороге в Гудауту, потому что вся она была заполнена мечущимися людьми, испуганными коровами, лошадьми, «крутыми» мерседесами и маршрутками. Все перед лицом грозной опасности стали равны. Вот стонут и кричат перепачканные кровью раненые, вот женщина потеряла маленького ребёнка и с надеждой спрашивает каждого, не видел ли кто его.

ИЗ БОЛЬНИЦЫ – В БОЛЬНИЦУ

Больница Гудауты стала первой точкой на пути излечения. Первую операцию ей сделали практически без наркоза, воспользовавшись состоянием шока.

Потом был Сухум, и ещё одна операция под наркозом. И всё время тревожные мысли о дочери. Когда их нашла тётя Светланы Петровны и забрала девочку, в душу запали и потом согревали от холодного страха неизвестности прощальные её слова, мужественно вырвавшиеся на волю из плена испуга, подавленности и растерянности: «Не переживай за меня, мама!»

Там, в Сухуме, появились российские миротворцы, которые обеспечили раненых всем необходимым – от тапочек и еды до перевязочных материалов. Так ощущалось крепкое плечо нашего государства. Это миротворцы настояли на переводе всех раненых российских граждан в Россию, в Сочи.

В Сочи врачи обнаружили ещё и повреждение трахеи, добавившее мучений и пугавшее потерей голоса, и, поскольку лучшие хирурги в этой области есть в Краснодаре, было принято решение по линии Медицины катастроф санавиацией переправить Светлану Петровну туда в 1-ую краевую больницу. Она запомнила слова своего брата о том, что в этой больнице выходили не одного раненого после чеченских событий, и с надеждой летела в Краснодар.

25 суток, прикованная к постели в реанимации, две недели в общей палате, перенёсшая 11 операций под общим наркозом женщина жила мыслью о дочери, о доме. И только по невзначай брошенным фразам начала понимать, насколько серьёзно её положение. «На этой ране можно диссертацию защитить», «Об ампутации мы бы непременно вам сказали», - говорили врачи и тревожно шептались у её постели, не давая никаких прогнозов. Её душевное состояние спасала от депрессии поддержка очень многих людей: врачей и медсестёр, спасших ногу, семидесятилетней мамы.

Я ВСЁ ВРЕМЯ ЧИТАЛА МОЛИТВУ

- Когда она появилась в реанимации, укутанная в спецодежду, я думала, что у меня начались видения! Сразу поверила, что выкарабкаюсь, - вспоминает Светлана Петровна. - Не зря я всё время читала единственную знакомую молитву «Отче наш».

Чуткостью, состраданием, готовностью помочь отличались простые абхазы, родные и близкие, знакомые и коллеги, осыпавшие её звонками и смс-сообщениями со словами поддержки и организовавшие сбор средств на лечение. Она бесконечно признательна всем этим людям, особенно из отрасли образования района, за оказанную неоценимую помощь.

Но это была, хоть и большая, но только часть пути. Следующим пунктом было травматологическое отделение Яковлевской районной больницы.

- Я бесконечно благодарна заведующему отделением А.Г. Депеляну, лечащему врачу А.А. Новикову, всему персоналу отделения за их сочувствие и заботу, за честность (для лечения такой раны у них нет условий). Поэтому домой я так и не попала. Следующим пунктом стало ожоговое отделение белгородской областной больницы, - продолжает женщина. – Ещё 3 операции под эпидуральным наркозом (в спину), и, наконец, появившаяся возможность встать на ноги. И вот ровно через три месяца, день в день, я вновь вошла в родной дом, и хотя предстоит долгая реабилитация у наших травматологов, но атмосфера родного крова, семья, моя мужественная доченька, мои родные, знакомые, коллеги и медики, конечно, помогут мне вернуться в строй. Я на это надеюсь, - завершает своё грустное повествование С.П. Польская.

ОБЕЩАННОГО ТРИ ГОДА ЖДУТ?

В качестве заключения хотелось бы заметить, что правительство республики Абхазия, приглашая туристов в свой благословенный край, почему-то не озаботилось гарантией их безопасности и допустило страшную трагедию, в том числе и для своего народа. Объявленная во всеуслышание компенсация так и не дошла до пострадавшей по их вине женщины. Ну что ж, «обещанного три года ждут». Наверное, всё будет хорошо, только Катя, закрывая глаза, до сих пор слышит ужасающий свист настигающего её маму снаряда.

Что же следует из этой истории? Современный мир стал настолько коварным, что беда может подстерегать тебя на вокзале, в аэропорту, на заграничном курорте, просто на улице, и невозможно везде «постелить соломки», как невозможно угадать, кому судьба приготовила испытание…

Комментариев: 0
Просмотров: 529